Mybrary.ru

Наум Коржавин - Будни тридцать седьмого года

Тут можно читать бесплатно Наум Коржавин - Будни тридцать седьмого года. Жанр: Русская классическая проза издательство неизвестно, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте mybrary.ru (mybrary) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Будни тридцать седьмого года
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
неизвестен
Дата добавления:
26 декабрь 2018
Количество просмотров:
80
Читать онлайн
Наум Коржавин - Будни тридцать седьмого года

Наум Коржавин - Будни тридцать седьмого года краткое содержание

Наум Коржавин - Будни тридцать седьмого года - описание и краткое содержание, автор Наум Коржавин, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Mybrary.Ru

Будни тридцать седьмого года читать онлайн бесплатно

Будни тридцать седьмого года - читать книгу онлайн бесплатно, автор Наум Коржавин
Назад 1 2 3 4 5 6 Вперед

Коржавин Наум

Будни 'тридцать седьмого года'

НАУМ КОРЖАВИН

Будни "тридцать седьмого года"

Очерк

Передо мной в ксерокопии документ, очень важный для понимания нашей истории. Я его не открыл и не добыл хитроумным способом. Просто нашел в книге, которая доступна всем. Он - один из фрагментов, составляющих приложение к этой книге. Называется она - "МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ (Политический портрет КГБ)" и выпущена московским издательством РУСАРТ еще в 1992 году. Автор книги и, следовательно, первый публикатор этого документа известная журналистка Евгения Альбац, написавшая много интересных и важных статей о "ЧК-ГБ". Некоторые из них в расширенном виде вошли в эту книгу. Но сейчас меня интересует только вышеназванная публикация.

Материал этот важен, а в том, что содержит его вторая часть достаточно сенсационный. То, что многие подозревали, о чем догадывались, что глубокомысленно выводили из имевшихся у них фактов,- подтверждено теперь официальным документом - приказом - и служебной перепиской. И вот об этом-то материале мне за три года не обмолвился ни словом ни один человек. По-видимому, такие факты уже никого не волнуют - о них даже не говорят. Даже Евгения Альбац почти не комментирует свою публикацию. Видимо, считая, что документ говорит сам за себя. И что не такая уж это новость - то, о чем все, кто об этом думал, давно догадывались.

Да, если рассматривать этот документ только как еще одну улику против сталинщины - тут и говорить не о чем. Уличать эту напасть и лично товарища Сталина (а в том, что за приказом стоит Сталин, читатель вполне скоро убедится) в безграничном беззаконии и в государственном бандитизме - нелепо и скучно. Впрочем, даже если скучно, всё равно надо: желающие этому не верить не перевелись до сих пор. Но я займусь другим.

Я попытаюсь прокомментировать этот приказ как документ эпохи. А это необходимо. Прежде всего потому, что исчезает память. Эпоха, крайним выражением которой был этот приказ (вторая половина 30-х годов XX века), становится, ввиду своей ирреальности, непонятной (гораздо непонятней, чем 30-е годы XIX века) и поэтому как бы не существовавшей. Привычные термины террор... жестокость... произвол - ставят ее в ряд обычных неприятных эпох. Дескать, прискорбно, но о чем тут говорить... Между тем, говорить тут есть о чем. Ибо эта ни на что не похожая, непредставимая и практически невыносимая эпоха не только существовала, но до сих пор держит нас в тисках своих последствий.

Вот первая страница этого документа, точней его обложка (видимо, на папке "Дела") и название. Привожу здесь - правда, графически сжато - всё, что значится на этой странице, кроме инвентарных и архивных штампов и обозначений.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Экз. № 1

ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ

НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА С.С.Р.

№ 00447

Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и пр. антисоветских элементов

гор. МОСКВА

30 июля 1937 года

Мы по крупицам собирали свидетельства, доказательства, мучительно умозаключали, опять сомневались, опять убеждались... А тут это черным по белому, в приказе самого Ежова, во второй его части. Впрочем, и весь приказ посвящен "операции по репрессированию" - можно было бы сказать, не вдаваясь в лингвистические тонкости: операции по массовому уголовному наказанию людей за несовершенные, но, по абстрактным представлениям наказывающих, возможные деяния.

В этом смысле интересно заглянуть в часть III - ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ, которая начинается с прямо фрейдистской "оговорки" - "каждый арест оформляется ордером". Лучше про роль юридической формы в СССР не скажешь. В это время как раз принимается сталинская демократическая конституция, ни одного ареста без ордера и прокуратуры! Но народного комиссара внутренних дел это не беспокоит. Он, как видите, хорошо знает, что ордера не испрашиваются у прокуратуры, от которой формально зависит, давать их или не давать, а именно оформляются по мере надобности его наркоматом. Приказ об этом говорит почти открыто. Ордера отнюдь не учитываются как лимитирующий фактор. Дело прокуратуры - поставлять вовремя ордера. Думаю, что поставляла она уже подписанные бланки - фамилию жертвы быстрей было вписать самим. В тех обстоятельствах это было даже разумней. Юридический смысл тот же, а волокиты меньше. С волокитой у нас всегда любили бороться.

"Операцию", о которой говорит этот приказ, - велено начать 5 августа (через 6 дней, в некоторых местностях через 11 и 16) и закончить в четыре месяца. Это не первая волна таких репрессий в те годы, хотя по замыслу она несколько отлична от предыдущих. Но об этом потом. Начнем со II части приказа, как с наиболее сенсационной и существенной фактически. Вот она с комментариями:

II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ

ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИЙ

Так в тексте - и "меры наказания репрессируемым", и "количество подлежащих репрессий". Остальной текст приказа тоже часто неловок, но такого элементарного несогласования падежей в нем больше нет, что чрезмерно даже для этой публики - видимо, торопились, и не до того было, чтоб вычитывать. Возникает вопрос - куда было торопиться? Но он сродни многим другим естественным вопросам, и о нем после, когда речь пойдет о преамбуле и I части. Там же пойдет речь о "контингентах", подлежащих репрессированию. II часть, с которой мы начали, - сугубо деловая. И все определения ее следует воспринимать как данность.

1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские

элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее активные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках - РАССТРЕЛУ;

б) ко второй категории относятся все остальные, менее активные, но всё же враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлении НКВД утвердить следующее количество подлежащих репрессии.

ВСЕГО Первая Вторая

категория категория

Азербайджанская ССР 1500 3750 5250

Дагестанская АССР 500 2500 3000

Московская область 5000 30000 35000

Омская область 1000 2500 3500

Это случайные, выбранные для примера строчки из списка-таблицы. Всего там значатся 64 административные единицы - автономные республики, края и области. Есть еще и последняя, 65-я единица:

Лагеря НКВД 10 000 - 10 000

На эту 65-ю строку следует обратить особое внимание. Из нее видно, что термин "репрессирование" по отношению к заключенным, уже находящимся в лагерях (о том, что "репрессирование" должно проводиться там, приказ говорит неоднократно), был синонимом термина "расстрел". 10 000 репрессируемых, и все по первой категории - на месте второй стоит прочерк. Проясняется несложная тайна массовых лагерных расстрелов (точнее отстрелов) кашкетинских на Воркуте и гаранинских - на Колыме.

Общего количества репрессируемых в этой операции таблица не подсчитывает. Республиканским наркомам и начальникам местных управлений НКВД это было ни к чему, им бы каждому со своими справиться. Но я подсчитал и добавляю строку:

ВСЕГО (1 кат.) 80 150 (2 кат.) 223 750

(в сумме) 303 900

Вот так. Живет где-то почти 304 тысяч и ничего не подозревающих человека, заняты своими делами, строят планы, а через несколько дней их безжалостно вырвут из жизни, оторвут от родных, любимых, дорогих, начнут предъявлять несусветные обвинения, заставлять невесть в чем сознаваться, причем просто так. Ибо независимо от исхода допросов, 80 тысяч (26%) из них расстреляют, а остальных зашлют в лагеря. По постановлению "троек", которым по логике документа приказано так постановить. Тем более, что председатели этих "троек" - получатели сего приказа, начальники местных управлений НКВД. Впрочем, эти впечатляющие цифры, как увидит читатель, далеко не полные. Дальнейшие параграфы содержат скрытые, но весьма широкие возможности для их перевыполнения, понуждающие лихорадочную самодеятельность перепуганных не менее, чем жертвы, начальников НКВД в этом направлении... Но с другой стороны, это прямо запрещается текстом приказа. Пожалуйста!

Однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какое бы то ни было самочинное увеличение цифр не допускается.

И вообще налицо стремление выглядеть пристойно - у нас не махновщина какая-нибудь, даже не беспредел "красного террора", а государственный порядок. "Лимиты" взяты не с потолка, а из учетных данных, представленных самими адресатами. А собственно, что это еще за "учетные данные", по которым можно репрессировать? Ведь не обвинение же - в чем-либо заподозренных и без того всегда сажали. Нет, были эти "данные" явно общие - социальные, биографические, анкетные - да еще и подогнанные. Ибо составлялись они людьми, знавшими, чего от них ждут, да в том состоянии, в котором они тогда могли быть среди той свистопляски "бдительности", которая бушевала в стране. И боюсь, что составление этих "данных" было наиболее серьезным следствием, которого удостоились репрессированные. На следующих этапах следствия истиной интересовались еще меньше. Такое и не было задано... Вот первая после этого сатанинского списка фраза:

Назад 1 2 3 4 5 6 Вперед

Наум Коржавин читать все книги автора по порядку

Наум Коржавин - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Mybrary.Ru.


Будни тридцать седьмого года отзывы

Отзывы читателей о книге Будни тридцать седьмого года, автор: Наум Коржавин. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*
Все материалы на сайте размещаются его пользователями.
Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта..
Вы можете направить вашу жалобу на почту my.brary@yandex.ru или заполнить форму обратной связи.
×
×