Mybrary.ru

Николай Агнивцев - История дома Романовых

Тут можно читать бесплатно Николай Агнивцев - История дома Романовых. Жанр: Прочий юмор издательство неизвестно, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте mybrary.ru (mybrary) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
История дома Романовых
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
-
Дата добавления:
28 октябрь 2019
Количество просмотров:
41
Читать онлайн
Николай Агнивцев - История дома Романовых

Николай Агнивцев - История дома Романовых краткое содержание

Николай Агнивцев - История дома Романовых - описание и краткое содержание, автор Николай Агнивцев, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Mybrary.Ru
Вольное продолжение «Истории государства Российского от Гостомысла до Тимашева» А. К. Толстого было напечатано в журнале «Лукоморье» в 1917 году. Естественно, после февральской революции. Вероятно, было первым, но не последним продолжением сатирической поэмы гр. Толстого.

История дома Романовых читать онлайн бесплатно

История дома Романовых - читать книгу онлайн бесплатно, автор Николай Агнивцев
Назад 1 2 Вперед

Николай Агнивцев

История дома Романовых

Сколь сладко знать, о дети,
Что днесь за сей мой труд —
В Цензурном Комитете
Мне шею не натрут!
Но предваряю, все-же,
Во избежанье драмы —
Читать сие негоже
Ушедшим цензорам!
Зане, аз многогрешен,
За труд сей при царе —
Эх, был бы аз повешен,
На первом фонаре.

Историей Романова
Всяк школьник умудрен
И предков царских заново
Тревожить не резон.
Об их юдоли райской
И о земных делах —
Товарищу Иловайский
Без удержу писах.
Тягаться не желая
С «Историей» его, —
Мы — царством Николая
Займёмся, оттого.
И днесь, свой скоротечный
Мы начинаем труд,
— Гори, «Осрам» 100-свечный.
Стучи, мой «Ундервуд»!

Итак, в 20-м веке
Препакостной порой, —
Россией правил некий
Царь Николай 2-ой.
Царевы предки лично
Пришли с иной земли
И очень романтично
Себя они вели;
С экспрессией огромной,
Как будто на пари,
Тянулись к немкам томно
Российские цари.
И, в силу тех романов, —
Российский властелин —
Был — менее Романов
И более — Голштин.

Всяк мил в своем лишь стиле
(Не угодишь ведь всем)!
Одни — его любили,
Другие — не совсем!
Хоть к Истине путь труден
Мы скажем наперед:
— Любил его Распутин
И не любил народ!
Свободных дней виновник, —
Сей пресловутый царь —
Веселый был полковник
И мрачный Государь!

И у него, со слухов,
Порядок был таков:
То вызывал он духов,
То — змиев и слонов.
Но все-ж гораздо хуже,
Что, с немцами возясь, —
Жена его, к тому-же,
Алисою звалась!..

Итак, продолжим снова
Сказание свое
Про старое царево
Веселое житье: —
Едва лишь только очи —
Царь протирал, — с утра —
До ночи, что есть мочи,
Кричали все «ура!»
И к царской спальне цугом,
От имени страны
Спешили друг за другом
Придворные чины.
И первым из холопов
(Новинка в сей среде),
Являлся Протопопов
С цветами и…..

За ним же, что есть силы,
И даже свыше сил, —
Качающийся Нилов
Со штопором спешил.
А дальше, вслед за ними,
Трусили на поклон:
И отче Питириме
И Фредерикс барон!
И стулья опрокинув,
Во всю скакали мочь:
Герр Штюрмер, Сухомлинов
И проч., и проч., и проч.
И, мучаясь отдышкой,
Ту скачку завершал —
С Кувакою подмышкой —
Воейков — генерал.

На половине ж датской
Alice, не без причин,
О чем-то по-немецки
Писала «нах Берлин»[1].
И опускала веки,
Взглянув на полуштоф,
Что пил приятель некий
Madame de Virouboff[2]

Но, вот самодержавно
Окончив туалет,
Царь шел легко и плавно
В рабочий кабинет.
И целый час с размаха
Подписывал дела…
— Эх, шапка Мономаха
Не даром — тяжела!

Лишь только расписаться
Царь успевал, ан глядь:
Десяток делегаций
Вдруг надобно принять!…
Сверх них, в приемной царской
Царя волнуясь ждут:
Какой-то принц татарский
И груженый верблюд

И всем, без прекословья,
Твердил монарх с утра:
— «Пью ваше, мол, здоровье
И, вообще, урра!..
(Весьма отметить ценно, —
Что всюду речь свою
Всегда и неизменно —
Кончал он словом «пью»).

На половине ж датской
Аliсе, не без причин,
О чем-то по немецки
Писала «нах Берлин».
И опускала веки
Взглянув на полуштоф,
Что пил приятель некий
Madame de Virouboff

Для всяких делегаций,
Так завелось уж встарь, —
И — переодеваться
Был должен Государь.
Согласно строгой норме,
К гостям иных племен —
Чтоб выйти в русской форме?!
— Скандал и mauvais ton[3]!
И бедный император,
Блюдя престиж страны,
Менял, как трансформатор
Мундиры и штаны!

За дверью же дворцовой
«Возлюбленный народ»
Все снова да и снова —
Подтягивал живот.
Но, плюнув на балансы
И плюнув на мораль,
Российские финансы
На барке плыли вдаль.
От плаванья такого
Худел наличный фонд
И падал наш целковый,
Как дама demi-mond[4].
И в грустном разговоре
Шептал народ, как встарь, —
— «Ох, горюшко нам, горе!
— Да, где же наш-то царь?»

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

В ту пору Сухомлинов,
Задорен и удал,
Дорогу до Берлина
На карте изучал
— «Эй, в ногу, мол, ребята!
Не выдадим своих!
— Эх вы-то мол, да я-то,
Да шапками мы их»!

О деле том поведал
И шею дав в залог,
Полковник Мясоедов
Ему весьма помог!

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

В ту пору, благосклонно
Открыт со всех сторон,
Сиял огнями томный
Клейнмихельский салон.
Шинели нервно скинув,
Тянулись гости в зал…
Бывал там Сухомлинов
И Штюрмер там бывал.
И каждый день в том зале
Прохвосты всех кокард
На ужин подавали
Россию «a la carte»[5].

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!
.
В ту пору Протопопов,
Среди дворцовых зал
Глазами скромно хлопав,
С портфелем флиртовал.
Портфель увидев близко,
Он, вмиг, потупил взгляд…
И пал тут, как модистка,
Почтенный депутат.

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

На половине ж датской
Аliсе, не без причин,
О чем-то по немецки
Писала «нах Берлин».
И опускала веки
Взглянув на полуштоф,
Что пил приятель некий
Madame de Virouboff.

Был старец тот Григорий
Любим со всех сторон…
— Без всяких аллегорий —
Сплошной Декамерон!

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

В ту пору, в мрачном стиле
С утра и до утра —
Карандаши точили
Зловеще цензора.
И, прыгая жеманно
Пред цензорской толпой,
Газета, как Сусанна,
Белела наготой.

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

В ту пору по парадам,
Сквозь барабанный гул,
Срывалось сплошь и рядом
«Ура» — «на караул»…
Сквозя меж бед лещами —
Из сита — в решето,
Гуляли мы с «пажами
В гороховых пальто»[6]…
Была во время оно
Пропорция строга:
— На каждую персону —
Два с четвертью шпика!

Царя же, как булавку,
Носило наугад:
Из Петрограда — в Ставку,
Из Ставки — в Петроград!

Быстрее небылицы
Помчалась Быль… И вот, —
На улицы столицы
Вдруг высыпал народ.
Хоть «братцев» не скопляться
Просили пристава,
Ответили им «братцы»:
— «Да, как же, черта с два!»
Тогда им для острастки
Сказали гневно тут:
— «Пожалуйте-с в участок,
В участке разберут!»
Но «братцы» ждать не стали
Разбора их делам
И сами разобрали
Участки по камням!..

— Позвольте, где ж Правительство?
— Засели-с в кабинет!
— А где ж его величество?
— Pardon, их дома нет!

В ту пору, вереницей,
Привычкам вопреки,
Носились по столице!
Во всю грузовики.
И, погрузившись в думу,
Персоны в орденах
Тряслись уныло в Думу
На тех грузовиках.
Что час, то по персоне,
Груз умножался сей
И было в «Павильоне»
«Свидание друзей»,

— Позвольте, где ж Правительство?
— Засели-с в кабинет!
— А где ж его величество?
— Pardon, их дома нет!

Свершив дела такие,
Настала всюду тишь…
И лишь городовые
Постреливали с крыш.
Пугливей антилопы,
По крышам, наконец,
Вернулся Протопопов
В Таврический дворец.

— Позвольте, где ж Правительство?
— Простыл его и след!
— А где ж его величество?
— Pardon, их дома нет!

Но все-ж нашли царя-то!..
Во Пскове той порой
С царем у депутатов
Быль разговор такой:

— «Я очень озабочен!…
Что просит наша Русь?»
— «Отречься просит очень!»…
— «Ну ладно, отрекусь»!…
И, взяв перо, мгновенно
Царь написал, в присест,
Экспромтно-вдохновенный
Последний манифест:
— «Мы, царь всехристианский
И проч., и проч., и проч
Царь польский, князь финляндский
Уйти решили прочь!…
Пусть правит русским краем
Наш братец наперед!
О том оповещаем
«Возлюбленный народ».
И тут же, очень мило,
Услышавши «merci!»,
Он в пользу Михаила
Отрекся от Руси!

Явился к Михаилу
Весь цвет кадетских сил:
— «Эх, Господи помилуй,
Пожалте-с, Михаил»!…
Но Михаил в смущеньи
К кадетам выйдя в зал,
В ответ на предложенье —
Руками замахал.

И так, в карман невзгоды!
Тоску ж за воротник!
— Да здравствует Свобода!
И «вив ля републик»[7]!

Примечания

Назад 1 2 Вперед

Николай Агнивцев читать все книги автора по порядку

Николай Агнивцев - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Mybrary.Ru.


История дома Романовых отзывы

Отзывы читателей о книге История дома Романовых, автор: Николай Агнивцев. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*
Все материалы на сайте размещаются его пользователями.
Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта..
Вы можете направить вашу жалобу на почту my.brary@yandex.ru или заполнить форму обратной связи.
×
×