Mybrary.ru

Олег Мальский - Три недели из жизни лепилы

Тут можно читать бесплатно Олег Мальский - Три недели из жизни лепилы. Жанр: Юмористическая проза издательство неизвестно, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте mybrary.ru (mybrary) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Три недели из жизни лепилы
Издательство:
неизвестно
ISBN:
нет данных
Год:
неизвестен
Дата добавления:
30 октябрь 2019
Количество просмотров:
197
Читать онлайн
Олег Мальский - Три недели из жизни лепилы

Олег Мальский - Три недели из жизни лепилы краткое содержание

Олег Мальский - Три недели из жизни лепилы - описание и краткое содержание, автор Олег Мальский, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Mybrary.Ru

Три недели из жизни лепилы читать онлайн бесплатно

Три недели из жизни лепилы - читать книгу онлайн бесплатно, автор Олег Мальский

— Они в курсе?

— Не знаю. В любом случае не развернут, — никто не решился бы проделать такое с пациентом дяди Толи.

Катя уже расчистила место на тумбочке и, сдернув защитную простыню с эмалированного лотка вроде тех, в которые домохозяйки заливают холодец, попыталась опустить головной конец кровати.

— Достаточно, — каждый вдох давался измученным, переполненным кровью легким с таким трудом, что строго горизонтального положения, удобного для манипулятора, больной просто не вынес бы.

Я огляделся.

С соседней койки за происходящим с нездоровым интересом наблюдал щупленький старичок, которому после позавчерашней гемиколонэктомии прописали строгий постельный режим. Для полного комплекта нам не хватает только инфаркта миокарда.

— Повернитесь к стене!

Старичок нехотя подчинился.

Я расстегнул нижнюю пуговицу халата и перепрыгнул через железную раму, потеснив несимпатичную даму с косой, которая вплотную подобралась к изголовью.

Катя протянула мне пару спиртовых шариков. Обработав руки, я потер полусухой марлей шею больного над правой ключицей. Тут уж не до стерильности!

Неудобно вывернувшись назад, я подхватил с лотка кустарно заточенную короткую толстую иглу и шприц, в который Катя для экономии времени сама набрала физиологический раствор.

Присоединив иглу, я привстал на цыпочки и воткнул ее между ножками кивательной мышцы. Подтягивая поршень, медленно погрузился сантиметра на четыре. В шприц рванулась струя темной крови. Отложив шприц в сторону, я заткнул павильон иглы большим пальцем и выбрал с лотка полиэтиленовую леску нужного диаметра.

Прошла. Центральное венозное давление высокое — кровь так и хлещет. А я опять без перчаток. Ладно, не до мудреных импортных инфекций сейчас! Иголку — долой. По леске вкручиваем катетер… Отлично!

Распахнулась дверь и в палату прогрохотала трехколесная каталка. Новую забрал Павел Ананьевич. Шустрый, однако!

Я подклеил катетер лейкопластырем, выдернул леску и подключил новый флакон с разведенным сосудосуживающим препаратом — перед дорожкой было бы неплохо поднять давление.

Умопомрачительно крутанув бедрами, анестезистка Ирка — миниатюрная двадцатилетняя блондинка, за милой мордашкой и стройной фигуркой которой скрывалась душа расчетливой девственницы с серьезными намерениями, — пришвартовала каталку к кровати.

На «раз-два взяли» мы перекинули больного на каталку.

Несчастный закатил глаза и захрипел. И этой секунды игра принимала иной смысл: успеем довести до реанимации, или удовольствуемся моргом.

Я ввел в дыхательное горло эндотрахеальную трубку. К трубке подсоединили «амбушку» — саморасправляющийся резиновый мешок на длинном шланге.

Изящными сильными руками Ирка начала искусственное дыхание.

Пульс на сонных еще определялся, но не чаще тридцати двух ударов в минуту.

— Атропин!

Валя и Катя рванулись к выходу, сбивая друг друга с ног. Я понял, что сейчас растеряю последние кадры, и поправился:

— Промедление смерти подобно. Поехали!

Катя с Валей переглянулись, решая, кто возглавит нашу процессию. Бежать перед каталкой, распахивая двери и разыскивать пьяных лифтеров — миссия непростая и чрезвычайно ответственная. Ехать предстояло в лучшем случае минут десять. Обе сестры покинуть отделение не могли.

— Кать, давай, ты помоложе.

Валя отступила назад, опалив меня ненавидящим взглядом.

Язык мой — враг мой.

Левой рукой направляя каталку, а правой подняв над головой капельницу а-ля Статуя Свободы, я вырулил в коридор. И чуть не врезался в Василия Ивановича. Василий Иванович вздрогнул и уронил на грудь больному историю болезни. Мы перешли в галоп.

Отсутствующее четвертое колесо безбожно напоминало о себе, точнее, о своем отсутствии. Я отчаянно пытался хоть как-то контролировать дикую килевую качку, грозящую раньше времени приблизить больного к земле. И спиной чувствовал, как сзади невыразимо сексуально трусит Ирка, ритмично прижимая упругий мешок к не менее упругой груди.

В третьем и последнем лифте больной «остановился».

То есть тело его продолжало свое восхождение на третий этаж, где ждали виды видавшие реаниматологи и их амбалистые медбратья. Готовые перетащить тело в «шоковую» и еще минут десять пооживлять. А душа… Кто знает, может быть, она вернулась в 15-ю хирургию попрощаться с перепуганными женой и сыном. Протягивала к ним руки, удивляясь безмолвию своих слов. Вглядывалась в такие знакомые и уже посторонние лица. Потусторонние… Или, мучимая любопытством, поднялась этажом выше, в «неотложку», где Павел Ананьевич дрожащими руками ординатора первого года запихивал трубку в трахею другого несчастного.

Кто знает?

Осторожно, как взрывное устройство незнакомой конструкции, лифтер положил капельницу рядом с больным и щелкнул замком.

Недавно вспомогательные службы больницы получили пополнение из числа тунеядцев, спасающихся от указа Политбюро о нетрудовых доходах. Теперь в «приемнике» можно было встретить санитаров в фирменных дубленках и даже стрельнуть у них американскую сигаретку. А профессор кафедры хирургии опоздал на утреннюю конференцию, маневрируя на своей «Ладе» вокруг «Форда», который небрежно припарковал гардеробщик. «Из новеньких будет», — подумал я и шагнул в коридор 18-о отделения реанимации, не прекращая непрямого массажа сердца.

Через десять минут, сдав труп с рук на руки, поругав Боткинские переходы, записав транспортный эпикриз и сдвинув (с молчаливого согласия Андрона) время смерти вперед, я взбежал в «неотложку».


Мне нравилось приходить сюда — со своими четырьмя спальными комнатами для дежурных оперсестер, анестезисток, хирургов, травматологов и нашего брата; душевой, раздевалкой и буфетом, «неотложка» представляла собой тот самый пресловутый «второй дом», где люди готовили нехитрую пищу (и ели ее, часто недоваренной или подгоревшей), сплетничали, ругались, читали (кто детектив, кто «Огонек», кто «Правду») и заводили несерьезные романы, внутренне напрягаясь каждый раз, когда лифт с лязганьем приближался к четвертому этажу.

Чувствовалась круглосуточная готовность номер один — даже утром, когда санитары-совместители разбегались по своим институтам, врачи — по конференциям, «дневные» медсестры — по «плановым» операционным, а их сменщицы по третьему разу проверяли наличие лекарств и состояние инструментов, отделение не казалось пустым. В курилке кто-то забыл пачку «Примы» (вернется и очень скоро — после девяти будет уже поздно). В буфете дымится недоеденная каша (была очень, теперь — просто горячая). В смотровой у телефонов записка: «Георгий Александрович!

Вчера вы были: сначала в операционной 21-го корпуса, потом — в гинекологии, потом ушли в реанимацию ГБО».

Но это — не главное. Главное, что они где-то рядом. Они помнят. Они помогут. И я спокоен за москвичей, которые вечно куда-то спешат, пьют водку, выясняют отношения и не подозревают, что эта подмерзшая лужица, «зилок» за тем поворотом или кухонный нож в руке соседа по коммуналке таят в себе смертельную опасность. И меня переполняет гордость — ведь завтра и мне заступать в дозор.


Я остановился у второго шлюза, чтобы натянуть бахилы и маску. Мимоходом заглянул к анестезисткам. Никого.

В «аппаратной» крутилась центрифуга, разделяя кровяные клетки и плазму чьей-то крови.

Павел Ананьевич расположился в «желтой» операционной — меньшей по размерам и более светлой. Деловито пыхтел электрический аппарат искусственного дыхания. В вену капал раствор Рингера. Дядя Толя с незнакомым мне интерном планомерно перебирали кишки.

В углу сидел мой ординатор первого года и некогда красивым, а теперь безнадежно испорченным шариковыми ручками почерком строчил протокол обезболивания.

Анестезиологического стажа до ординатура Павел Ананьевич не имел. Года четыре он работал эндокринологом. Или невропатологом — не помню.

Досье на «молодняк» зачитываются в ходе сентябрьских смотрин и впоследствии хранятся у заведующего учебной частью.

Делая вид, что рассматриваю наркозную карту (а чего ее смотреть — Ирка давление и пульс рисует «по линеечке», то есть без головокружительных подъемов и умопомрачительных падений), я заглянул ему через плечо. «На момент осмотра состояние средней тяжести. В легких дыхание жесткое, симметрично ослаблено в задненижних отделах. Артериальное давление 140 на 80 мм рт. ст. Пульс 96 в мин».

— Ну как? — поинтересовался Павел Ананьевич.

— Как и следовало ожидать. А у тебя как? «Прием пищи и жидкости более 4 часов тому назад… Операция возможна под эндотрахеальным наркозом…»

— Все нормально.

— Вижу.

— Олег Леонидович, посмотрите, пожалуйста, из них можно собрать хотя бы один работающий? — Ирка разложила на подоконнике штук пять ларингоскопов — приборов для введения дыхательных трубок.


Олег Мальский читать все книги автора по порядку

Олег Мальский - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Mybrary.Ru.


Три недели из жизни лепилы отзывы

Отзывы читателей о книге Три недели из жизни лепилы, автор: Олег Мальский. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*
Все материалы на сайте размещаются его пользователями.
Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта..
Вы можете направить вашу жалобу на почту [email protected] или заполнить форму обратной связи.