Mybrary.ru

Аль-Мухальхиль - Арабская поэзия средних веков

Тут можно читать бесплатно Аль-Мухальхиль - Арабская поэзия средних веков. Жанр: Древневосточная литература издательство -, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте mybrary.ru (mybrary) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Название:
Арабская поэзия средних веков
Издательство:
-
ISBN:
нет данных
Год:
-
Дата добавления:
3 октябрь 2019
Количество просмотров:
8
Читать онлайн
Аль-Мухальхиль - Арабская поэзия средних веков

Аль-Мухальхиль - Арабская поэзия средних веков краткое содержание

Аль-Мухальхиль - Арабская поэзия средних веков - описание и краткое содержание, автор Аль-Мухальхиль, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Mybrary.Ru
Арабская поэзия средних веков еще мало известна широкому русскому читателю. В его представлении она неизменно ассоциируется с чем-то застывшим, окаменелым — каноничность композиции и образных средств, тематический и жанровый традиционализм, стереотипность… Представление это, однако, справедливо только наполовину. Арабская поэзия средних веков дала миру многих замечательных мастеров, превосходных художников, глубоких и оригинальных мыслителей. Без творчества живших в разные века и в далеких друг от друга краях Абу Нуваса и аль-Мутанабби, Абу-ль-Ала аль-Маарри и Ибн Кузмана история мировой литературы была бы бедней, потеряла бы много ни с чем не сравнимых красок. Она бы была бедней еще и потому, что лишила бы все последующие поколения поэтов своего глубокого и плодотворного влияния. А влияние это прослеживается не только в творчестве арабоязычных или — шире — восточных поэтов; оно ярко сказалось в поэзии европейских народов. В средневековой арабской поэзии история изображалась нередко как цепь жестко связанных звеньев. Воспользовавшись этим традиционным поэтическим образом, можно сказать, что сама арабская поэзия средних веков — необходимое звено в исторической цепи всей человеческой культуры. Золотое звено.Вступительная статья Камиля Яшена.Составление, послесловие и примечания И. Фильштинского.Подстрочные переводы для настоящего тома выполнены Б. Я. Шидфар и И. М. Фильштинским, а также А. Б. Куделиным (стихи Ибн Зайдуна и Ибн Хамдиса) и М. С. Киктевым (стихи аль-Мутанабби).

Арабская поэзия средних веков читать онлайн бесплатно

Арабская поэзия средних веков - читать книгу онлайн бесплатно, автор Аль-Мухальхиль

В средневековой арабской поэзии история изображалась нередко как цепь жестко связанных звеньев. Воспользовавшись этим традиционным поэтическим образом, можно сказать, что сама арабская поэзия средних веков — необходимое звено в исторической цепи всей человеческой культуры. Золотое звено.


КАМИЛЬ ЯШЕН

ДРЕВНЯЯ ПОЭЗИЯ

V век — середина VII века

Аль-Мухальхиль

Перевод А. Ревича

{1}

«Слепят воспоминанья, как песок…»

Слепят воспоминанья, как песок,
Болят глаза, струится слез поток,

Мне кажется, что ночь века продлится
И что лучи не озарят восток.

Всю эту ночь глядел я на Стожары,
Потом их блеск на западе поблек.

Вслед каравану я глядел с тоскою,
Покуда мрак его не заволок.

Я плачу, а созвездья всё восходят,
Как будто небосвод не так высок.

Уж лучше б я погиб, а ты бы в битву
Повел дружину, обнажив клинок.

Я звал тебя, Кулейб, — ты не ответил,
Пустынный мир ответить мне не мог.

Откликнись, брат! Все племена Низара{2}
Осиротели и клянут свой рок.

Даю обет: все блага я отрину,
Покину ближних, стану одинок,

Ни женщины я не коснусь, ни кубка,
Надев тряпье, уйду я в мир тревог,

С кольчугой не расстанусь я, покуда
Над миром ночь и мрак еще глубок.

Оружья не сложу, пока не сгниет
Всё племя бакр, тому свидетель бог!

«Кулейб! С тех пор как ты оставил мир земной…»

Кулейб! С тех пор как ты оставил мир земной,
В нем смысла больше нет, в покинутом тобой!

Кулейб! Какой храбрец и щедрый благодетель
Теперь навеки спит под каменной плитой?

Истошный слыша плач, сказал я: «Поглядите,
Рассыпалась гора, трясина под пятой!

Кто доблести его сочтет, скажите, люди?
Он мудрость сочетал с суровой прямотой,

Он для гостей своих верблюдиц резал жирных,
Он стадо целое дарил друзьям порой,

Он вел отряд в набег, и сотрясали землю
Копыта скакунов, летящих вдаль стрелой,

За ним шли всадники, бросающие копья
Лишь для того, чтоб враг обрел навек покой».

«Здесь отвага и мудрость почили в могиле…»

Здесь отвага и мудрость почили в могиле.
Гордость рода араким, тебя погубили

Люди племени зухль. Как печаль утолить?
Зухль и кайс{3}, чтоб вы сгинули, вымерли, сгнили

В нас пылает огонь. Ветер, ветер, неси
Эти искры, чтоб недругов испепелили!

Перемирью конец. Не воскреснет Кулейб —
Значит, меч нам судья, меч, рожденный в горниле.

Перемирью конец. Не воскреснет Кулейб —
Ваших вдов и сирот защитить вы не в силе.

Перемирью конец. Горе вам и позор!
Вас несчетные беды уже обступили.

В Беку вызвал Джузейма вождей на совет…»

В Беку вызвал Джузейма вождей на совет,
Ибо Хинд вероломно его известила,

Что согласна покорной супругою стать,
И сама во владенья свои пригласила.

Из вождей лишь Касыр заподозрил обман,
Но собранье старейшин иначе решило,

И сгубила Джузейму коварная Хинд,—
Часто злобой удары наносятся с тыла.

На кобыле Джузеймы гонец прискакал,
Так впервые без шейха вернулась кобыла!

Убедился Джузейма в предательстве Хинд,
Когда лезвие жилы ему обнажило.

А Касыр убоялся возможной хулы,
И, решив, что бесчестье страшней, чем могила,

Нос себе он отрезал, пожертвовал тем,
Чем природа с рожденья его наделила.

Изувеченный прибыл к владычице Хинд,
О возмездье моля, причитая уныло,

И добился доверия мнимый беглец,
Хинд Касыра приветила и приютила,

Он с дарами в обратный отправился путь,
Только ненависть в сердце его не остыла.

И вернулся он к Хинд, и привел караван,
Тайно в крепость проникла несметная сила.

Храбрый Амр у подземного выхода встал,
Хинд бежала, засада ей путь преградила,

Амр злосчастную встретил мечом родовым,
Вмиг от шеи ей голову сталь отделила.

Так исполнилось предначертанье судьбы,
Все в руках у нее — люди, земли, светила,

Только избранным срок продлевает судьба,
Но бессмертья еще никому не дарила.

Как бы ни был силен и богат человек,
Все исчезнет: богатство, и слава, и сила.

Аш-Шанфара

Перевод А. Ревича

{4}

В дорогу, сородичи!..»

В дорогу, сородичи! Вьючьте верблюдов своих.
Я вам не попутчик, мы чужды душой и делами.
Спускается ночь. Я своею дорогой уйду.
Восходит луна, и звенят скакуны удилами.
Клянусь головой, благородное сердце найдет
прибежище в мире вдали от жестоких обид,
Клянусь головою, искатель ты или беглец —
надежный приют за горами найдешь, за долами.
Я с вами родство расторгаю, теперь я сродни
пятнистым пантерам, гривастым гиенам, волкам,
Их верность и стойкость проверил в открытом бою
гонимый законом людей и отвергнутый вами.
Я сдержан в застолье, я к пище тянусь не спеша,
в то время как алчные мясо хватают, грызут,
Но звери пустынь мне уступят в отваге, когда
я меч обнажаю, свой путь устилаю телами.
Нет, я не бахвалюсь, испытана доблесть моя,
кто хочет быть лучшим, тот подлости должен бежать,
Теперь мне заменят коварных собратьев моих
три друга, которые ближних родней и желанней:
Горящее сердце, свистящий сверкающий меч
и длинный мой лук, желтоватый и гладкий от рук,
Украшенный кистью и перевязью ременной,
упругий, звенящий, покорный уверенной длани.
Когда тетива запускает в пространство стрелу,
он стонет, как лань, чей детеныш в пустыне пропал.
He стану гонять я верблюдиц на пастбище в зной,
когда их детеныши тянутся к вымени ртами.
Не стану держаться за бабий подол, как дурак,
который во всем доверяет советам жены.
Не стану, как страус, пугливо к земле припадать,
всем телом дрожа и пытаясь укрыться крылами.
Я знаю, что лень не добро нам приносит, а зло,
беспечность страшна — неприятель врасплох застает,
Не стану, как щеголь, весь день себе брови сурьмить,
весь день умащать свою плоть дорогими маслами
И мрака не стану пугаться, когда мой верблюд
собьется с дороги в песках и, чего-то страшась,
Припустит бегом по холмам, по кремнистой тропе,
зажмурив глаза, высекая копытами пламя.
Неделю могу я прожить без еды и питья,
мне голод не страшен и думать не стану о нем,
Никто не посмеет мне дать подаянье в пути,
глодать буду камни и в землю вгрызаться зубами.
Склонись я к бесчестью, теперь бы я вволю имел
еды и питья, я сидел бы на званом пиру,
Но гордое сердце бежит от соблазна и лжи,
бежит от позора, в пустыню бежит от желаний.
Я пояс потуже на брюхе своем затянул,
как ткач искушенный — на кроснах упругую нить,
Чуть свет я скачу, словно серый поджарый бирюк,
по зыбким пескам, по следам ускользающей лани,—
Чуть свет он, голодный, проносится ветру вдогон
вдоль узких ущелий и необозримых равнин,
Он воет, почуя добычу, и тут же в ответ
собратья его в тишине отзываются ранней.
Сутулые спины и морды седые снуют,
как быстрые стрелы в азартных руках игрока{5},
Волнуется стая, как рой растревоженных пчел,
когда разоряют их дом на зеленом кургане.
Оскалены зубы, отверстые пасти зверей
зловеще зияют, подобно расщепу в бревне,
Вожак завывает, и прочие вторят ему,
и вой тот печален, как загнанной серны рыданье.
Вожак умолкает, и стая свой плач прервала,
и сгрудились волки, подобно толпе горемык.
Что толку скулить? Лишь терпенье поможет в беде.
И стая умчалась, оставив следы на бархане.
Томимые жаждой, летят куропатки к воде,
всю ночь кочевали они, выбиваясь из сил,
Мы вместе отправились в путь, я совсем не спешил,
а птицы садились и переводили дыханье,
Я вижу, кружатся они над запрудой речной,
садятся, а я свою жажду давно утолил,
Они гомонят, словно несколько разных племен,
сойдясь к водопою, в едином сливаются стане,
Как будто по разным дорогам из жарких песков
пригнали сюда из различных становищ стада.
И вот уже птицы как дальний большой караван,
покинули берег и в утреннем тонут тумане.
Я наземь ложусь, я спиною прижался к земле,
костлявой спиной, где под кожей торчат позвонки,
Рука под затылком, как связка игральных костей,
легла голова на суставы, на острые грани.
За мною охотятся злоба, предательство, месть,
ведут они спор, чьей добычею должен я стать,
Во сне окружают, пытаясь врасплох захватить,
в пути стерегут, предвкушая победу заране.
Сильней лихорадки терзают заботы меня,
ни дня не дают мне покоя, идут по пятам,
Я их отгоняю, но вновь нападают они,
от них ни в песках не укрыться и ни за горами.
Ты видишь, я гол и разут, я сегодня похож
на ящерку жалкую под беспощадным лучом,
Терпенье, как плащ, на бестрепетном сердце моем,
ступаю по зною обутыми в стойкость ногами.
Живу то в нужде, то в достатке. Бывает богат
лишь тот, кто пронырлив и благоразумен в делах.
Нужды не страшусь я, случайной наживе не рад,
спущу все дотла, — что грустить о потерянном хламе?
Страстями не сломлена невозмутимость моя,
никто в суесловье не может меня упрекнуть.
Ненастною ночью, когда зверолов для костра
ломает и стрелы и лук, чтобы выкормить пламя,
Я шел по безлюдным равнинам под всхлипы дождя,
сквозь ветер и холод, сквозь плотную черную тьму,
Я крался к становищам, множил я вдов и сирот
и снова бесшумными в ночь возвращался шагами.
Чуть свет в Гумейса{6} толковали одни обо мне,
другие твердили, что выли собаки во тьме,
Что это, быть может, шакал приходил или волк,
быть может, гиена гуляла в песках за шатрами,
Что псы успокоились и что, видать по всему,
какая-то птица во сне потревожила их.
А может быть, это был джинн? Ну какой человек
следов не оставит своих, пробираясь песками?
Нередко в полуденный зной, когда воздух дрожит,
плывет паутина и змеи ныряют в песок,
Под яростным солнцем шагал я с открытым лицом,
тряпье, лоскуты полосатой заношенной ткани
Накинув на плечи. А ветер горячий трепал
отросшие космы волос непокрытых моих,
Немытых, нечесаных, неумащенных волос,
которые слиплись и жесткими сбились комками.
Немало пустынь, беспредельных и гладких, как щит,
своими ногами прилежными я пересек,
Взобравшись на кручу, с вершины скалистой горы
я даль озирал, неподвижный, немой, словно камень.
И рыжие козы, как девушки в длинных плащах,
бродили вокруг, беззаботно щипали траву,
Под вечер они подходили без страха ко мне,
как будто я их предводитель с кривыми рогами.

Тааббата Шарран


Аль-Мухальхиль читать все книги автора по порядку

Аль-Мухальхиль - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Mybrary.Ru.


Арабская поэзия средних веков отзывы

Отзывы читателей о книге Арабская поэзия средних веков, автор: Аль-Мухальхиль. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*
Подтвердите что вы не робот:*
Все материалы на сайте размещаются его пользователями.
Администратор сайта не несёт ответственности за действия пользователей сайта..
Вы можете направить вашу жалобу на почту my.brary@yandex.ru или заполнить форму обратной связи.